?

Log in

No account? Create an account

Когда кухарка управляет государством
far_seeing

Задали мне недавно вопрос: как бы я оценил пропорцию экономических и политических соображений в принятии руководством страны решений по Газпрому. Подход типично западный. Им всегда хочется циферок, процентиков, простеньких графиков (два-три квадратика, соединенные стрелочками – идеал слайда для презентации).

Политика? Да, политические замыслы были по всем мегапроектам. Наказать Украину, обойдя ее с севера и юга «потоками» и лишив транзита; шантажировать Европу созданием альтернативного, легко переключаемого маршрута газового экспорта в Китай; помешать Средней Азии отправить газ в тот же Китай и привязать среднеазиатов прочнее к России. Политический результат всех усилий – полная противоположность задуманному. Газпром в роли «политического инструмента Кремля» неизменно работал против политических интересов Кремля, плодя не союзников, а противников.

Экономика? Газпромовские и независимые эксперты долго сопротивлялись принятию инвестиционных решений по большинству мегапроектов, указывая на их отрицательную коммерческую ценность и неокупаемость. Решения в Кремле принимались по принципу «патронов не жалеть». На «Южном потоке» потеряли до 17 млрд долларов, «Сила Сибири» еще строится, хотя цена будущих поставок оценивается сейчас суть ли ни вдвое меньше себестоимость добычи и транспортировки. Труба "Сахалин-Владивосток" затрат никак не оправдывает. Огромные потери, компенсируемые из государственного кармана, то есть за счет налогоплательщиков. В Европе Газпром терял репутацию, рынки, деньги. Капитализация таяла. По отчетам пошли чистые убытки.

Может показаться, что заведомо провальные и убыточные решения принимались идиотом, ничего не смыслящим ни в экономике, ни в политике и неспособным просчитать действия вперед хотя бы на один шаг, или вредителем. Но есть и другая мотивация, учитывать которую многие западные аналитики просто не хотят, не веря в столь чудовищный цинизм на высшем государственном уровне. Все эти решения принесли очень неплохой доход приятелям Путина, получившим контракты на строительство ненужной инфраструктуры – и притом по завышенным сметам.

«То есть мы имеем процентное соотношение: политика – ноль, экономика – ноль, коррупция – сто?» - спросили меня. Куда же деваться от арифметики…
(с)

Михаил Крутихин

Как имеют потреблядей
far_seeing
Прежде всего - нищеброд это не человек без денег, а человек который боится что все подумают что у него нет денег. Можно быть без копейки, и всё равно не чувствовать по этому поводу дискомфорта. Без малейших угрызений совести говорить о том что у тебя нет автомобиля, покупать одежду не по бренду, а по вкусу, плевать на модные цацки, и тому подобное.

Щас я вам расскажу как на этой черте наживаются всякие коммерсанты.

Например, был такой случай, рассказываешь в соцсети - "чёрт, нихера себе, в аэропорту сосиска 1000 рублей стоит" . И тут же получаешь кучу ответов -

- И чё? Нормальная цена. Не можешь себе позволить - жри дома.
- Ха, какие вы смешные, нищеброды, зарабатывай больше, ёпта!

И так далее. Эти люди так старательно изображают из себя богачей, что развести их на сосиску и за 2000 р. не проблема. Они скорее расстанутся с деньгами, чем дадут понять даже случайному человеку, что они не достаточно зарабатывают. И на этой черте их очень неплохо разводят продуманные люди.

Продавцы в магазинах тонко намекают "ну, это для вас наверное слишком дорого" а потом смотрят как на говно, взглядом отточенным годами. И тут сердце нищеброда не выдерживает, и он совершает покупку.

Модные цацки. Есть такое выражение - позолоченная молодежь. Это те, у которых в общем не так уж много денег, но они готовы отказывать себе во всём, жрать пельмени, пустые макароны, но зато одеваться только в последнюю коллекцию и говорить с друзьями только по Vertu.

Это целые индустрии, создающие бренд, а затем делающие накрутку на какую-нибудь хуйню в 1000 % выше себестоимости, и варивающие их лохам.

Но занятие это совершенно бессмысленное, потому что покупают они всё это для того чтобы впечатлить других, а впечатлить шмотками они могут только себе подобных, которые и не стоят того чтобы их впечатляли.

Вся проблема в том, что нищеброды не знают, что баблом гордиться бессмысленно, потому что получено оно может быть самыми разными способами. Можно и целый народ ограбить, а потом нацепить себе часы за миллион долларов. И что, станет лучше человек нацепив себе эти часы? Кому вообще придет в голову сказать "О, это наверное очень хороший человек, смотрите какие у него часы" .

Единственное чем может обоснованно гордиться человек - это хорошими поступками. Я так думаю

© silverlj

Иллюзия государственной защиты
far_seeing
Развенчание мифа о государстве как механизме защиты людей — важный шаг к личной свободе. Именно эта тема поднимается в нашумевшей статье Стефана Молинье «Иллюзия государственной защиты»

Недавно обедал с коллегой, бывшим военным, и разговор зашёл о политике. Он сказал, что уважает Пола Мартина, бывшего премьер-министра Канады, за то, что тот продвинулся в борьбе с дефицитом бюджета в 90-е: «Мне от этого сильно полегчало, ведь наши военные учения в те дни были посвящены в основном сдерживанию гражданского протеста».

Эта реплика меня сильно удивила — несмотря на то, что я уже двадцать лет изучаю государство как явление. Я спросил, что он имеет в виду. Он ответил, как само собой разумеющееся, что правительство готовилось к военному подавлению протестов: «Власть была уверена, что деньги кончатся, и хотела, чтобы мы были готовы к массовым возмущениям».

Меня это впечатлило и (в очередной раз) открыло мне глаза. Канадское правительство пыталось справиться с долгами, но одновременно оно готовило солдат, обучая их стрелять в канадцев, на случай, если ничего не выйдет. Или если что-то выйдет, но канадцам не понравится результат. Например, если придётся отказаться от социальных пособий или пенсий.

Это, конечно, было вполне ожидаемо. Ведь государства всегда защищают собственные интересы, а не интересы граждан. Но любопытно, что несмотря на все свидетельства 20 века, люди всё ещё почему-то верят, что государства существуют для их защиты. Давайте взглянем на исторические примеры.

Главная опасность для граждан — это война. Войну всегда начинают представители государства. Но они говорят, что защищают граждан от агрессии других государств. То есть другие государства плохие, и поэтому война неизбежна. А наше собственное, родное, государство должно нас частично, ну самую малость, поработить, чтобы защитить от неизбежных войн.

Если бы это соответствовало действительности, тогда с повышением безопасности определённой страны, её армия должна была бы пропорционально сокращаться. Например, после развала Советского Союза, военные бюджеты США и НАТО должны были бы радикально, в разы, уменьшиться. Более того, казалось бы, страна вроде Швейцарии, находящаяся посреди Европы, должна тратить на армию намного больше в пересчёте на жителя, чем Америка, окружённая океанами по бокам и дружественными соседями с юга и севера.

Каких правителей, на ваш взгляд, люди боятся больше всего? Собственных или другого государства? Давайте спросим американца: «Вы больше боитесь иностранного вторжения или того факта, что если вы не отдадите половину своих доходов в виде налога, ваше правительство посадит вас в тюрьму?». Ответ, кажется, очевиден: больше всего, граждане боятся именно своего государства.

Предлагаю также сравнить гражданские свободы до и после проявления внешней угрозы. Ведь если доктор говорит, что лечит вас, чтобы вам стало лучше, можно проверить это так же задавшись вопросом: стало ли вам после лечения лучше или хуже. И если обнаружится, что после каждого «лечения» ваше здоровье ухудшается (а доходы доктора возрастают), то скептицизм в отношении его заявления об опыте и благих намерениях вполне правомерен. Казалось бы, государства, громко трубящие о защите свобод граждан, в результате такой защиты не должны лишать свободы. Тем не менее, ни одна война в истории не привела к увеличению свобод граждан. Не было даже случая, чтобы они хотя бы остались на прежнем уровне. С каждым новым витком напряженности, государство забирает у нас все больше и больше свобод. Всегда, когда заявления о государственной добродетели можно проверить эмпирически, они оказываются ложными.

Неприглядная правда состоит в том, что наибольшую угрозу для нашей жизни, свободы и собственности представляют не иностранные государства, а как раз наше собственное. Государство, которое говорит, что оно абсолютно необходимо для защиты от внешних врагов, похоже на мафиозо, который требует отдавать ему половину доходов, чтобы он вас защищал от других мафиози. Могу ли я купить пистолет и испытать судьбу самостоятельно? Могу ли я нанять частных охранников для защиты своей собственности? Нет, нет, ни в коем случае. Так кто же пугает нас больше: вот эта местная банда головорезов или какая-то парагвайская, которую мы никогда в глаза не видели, но про которую местная постоянно говорит, что та хочет нас захватить?

Даже самое поверхностное изучения истории говорит, что нет никакой корреляции между безопасностью страны и её военными расходами. А значит и причинно-следственной связи нет. Стало быть, армии нужны не для защиты граждан от внешних врагов, а для чего-то ещё.

А как же быть с «агрессивными государствами», например с «мусульманской угрозой»? Это тоже интересно. Если наши государства существуют для защиты нас от других государств, они не должны продавать им оружие, так? Если полицейский говорит, что его задача — защищать нас от преступников, то ему стоит воздержаться от того, чтобы их вооружать, верно ведь? Врач тоже не может сначала заражать людей, а потом говорить, что он вполне справедливо зарабатывает на их лечении. Наши лидеры не могут за наш счёт вооружать другие государства, одновременно заявляя, что они отбирают у нас деньги, потому что другие государства очень опасны. Так что если американское правительство отдало наши налоговые деньги или созданное на них оружие, скажем, Ираку или Саудовской Аравии, то с какой стати оно теперь требует от нас ещё больше денег для того, чтобы теперь защищать нас от этих стран, которые, как нам говорят нам угрожают.

На это обычно возражают тем, что только некоторые другие государства представляют опасность. То есть наши лидеры знают, насколько опасны какие государства, и насколько они будут опасны в будущем, и вооружают только хороших. Но вот только, в реальности они постоянно вооружают именно тех, кого потом объявляют врагами. Кто вооружал в 80-е годы Саддама Хуссейна? Чем это потом закончилось?

Есть ещё один аргумент, который нужно рассмотреть, если мы говорим о защите государством своих граждан: ценят ли правители безопасность своих граждан больше, чем эти граждане ценят собственную безопасность.

Никто из нас не хочет умереть или оказаться рабом. Мы примем любые необходимые меры для защиты своей жизни и собственности. Если кто-то требует, чтобы мы делегировали ему эту ответственность, то это было бы рационально с нашей стороны лишь в одном случае: только если он печётся о нашей жизни и собственности больше нас самих.

Действительно ли лидеру нашей страны наша жизнь дороже, чем нам; дорога так, как многим родителям дорога жизнь их детей? Если это так, то, очевидно, он станет первым, кто пожертвует собственной жизнью ради нас во время войны, как любящий родитель сделал бы ради своего ребёнка. Вот только вся фишка в том, что в политике и на войне так не бывает: лидеры никогда не умирают первыми на поле боя.

Если лидера в первую очередь беспокоит наша безопасность — больше нас самих, вряд ли личная угроза заставила бы его отказаться от ведения войны. Однако ведь, вот какая штука. С момента обретения государствами ядерного оружия, ни одна ядерная держава не объявляла войны другой. Что же изменилось? Количество потенциальных смертей? Да нет, конечно: и в Первую и во Вторую мировую войну были убиты многие десятки миллионов человек. Единственное существенное отличие между традиционным оружием и ядерным оружием состоит в том, что ядерное оружие представляет прямую угрозу для жизни политических лидеров. Они, их семьи и друзья могут быть убиты, наравне с простыми гражданами, попав под ядерный удар. Ядерное оружие — угроза для правящего класса. Конечно, это касается и другого оружия массового поражения, именно поэтому правители говорят о нём с таким ужасом.

Как только собственная жизнь и интересы лидера оказываются под угрозой в случае войны, он вдруг чудесным образом решает воздержаться от её объявления. Странно, не правда ли?

Но, может быть, современные политики просто стали гуманнее, и не воздерживаются от ведения войн в наших же интересах? Но в таком случае, эти гуманные политики не вели бы войны также против неядерных стран. Однако, такие войны ведутся постоянно (например, США ведет их практически без перерыва), почему? Не потому ли, что в этих войнах гибнут солдаты и мирные жители, но вот благополучию самого драгоценного лидера и его ближнего круга ничто не угрожает.

Итак, идея, что государства существуют для защиты граждан — полный бред, и пока мы наивно верим в это, мы в огромной опасности. Государства используют любое оправдание для применения силы к нам, и «национальная безопасность» — одно из самых опасных. И в этом плане, раздуваемая политиками истерия по поводу «террористической угрозы» стала лишь очередным шагом по ограничению наших свобод и всемерному усилению контроля и могущества государства.

Пока мы жертвуем свободой ради безопасности, государства будут продолжать создавать для нас угрозы, чтобы сильнее поработить нас, «защищая» от насилия, которое сами же и порождают.

В этом видео, Стефан Молинье рассуждает о преимуществах криптовалют и о том, почему их так боятся власти многих стран:
http://piratemedia.net/illyuziya-gosudarstvennoy-zashchity


"Где деньги Зин?*
far_seeing
Куда делись 3,5 трлн нефтедолларов?

За время правления Путина Россия получила 3,5 трлн нефтедолларов. Эти деньги куда-то делись. Наши реальные золотовалютные запасы составляют около 200 млрд долларов, из которых 25 млрд долларов (то есть больше 10%) ЦБ потратил за последние две недели 2014 года, чтобы те госкомпании, которые попали под санкции, могли подешевле купить валюту для выплаты долгов. А всего крупнейшие компании и банки России, многие из которых возглавляют люди из окружения Путина, задолжали Западу 610 млрд долларов.

Чтобы понять всю эпичность произошедшего, давайте не будем сравнивать современную Россию с процветающей Америкой или динамично развивающимся Китаем. Сравним Россию с авторитарной петрократией под названием «Абу-Даби».

Суверенный фонд Абу-Даби, ADIA, составляет около 770 млрд долларов. Кроме него есть еще Аbu Dhabi Investment Council — 90 млрд долларов и Mubadala — 60,9 млрд долларов. Доходность ADIA за 30 лет инвестиций составила в среднем 8,3%.

В 2009 году в Европе свирепствовал финансовый кризис. В том же 2009 году Абу-Даби объявил об инвестициях в инфраструктурные проекты в Египте в размере 30 млрд долларов, купил 38% Cepsa (второй по величине испанской нефтедобывающей компании) за 16 млрд долларов, приобрел 9% Daimler за 2,4 млрд долларов, а также контрольный пакет AMD (второго по величине после Intel производителя компьютерных чипов), вложил 1,7 млрд долл. в недвижимость Малайзии, заключил сделку по строительству терминала LNG на 1,5 млрд английских фунтов с британской компанией Petrofac, учредил четыре private equity funds для скупки компаний в Африке и на Ближнем Востоке, стал одним из крупнейших акционеров General Electric, купил 50% сети бутиковых отелей Kor Hotel Group (сумма сделки не разглашалась), а также заключил сделки с Rolce Royce, Sikorsky, Казахстаном и пр. В 2014 году ADIA продолжает инвестировать в австралийскую инфраструктуру, китайскую недвижимость, в Бразилию, Мексику и Южную Африку.

Спросим себя, во что инвестировала в это время Россия?

Ответ заключался в том, что, в отличие от Абу-Даби, Россия не инвестировала, а пилила. На Олимпиадах, трубопроводах, ГЛОНАСС, фантастических проектах по созданию национальной микроэлектронной базы и пр.

Государственная нефтяная компания Абу-Даби называется «ADNOC». Вопрос: сколько у ADNOC долгов? Ответ: их практически нет.



Напротив, внешний долг российских компаний, как я уже сказала, составляет 610 млрд долларов (в 2009-м он составлял 420 млрд).

топ менеджеры

Напомню вам, что институт государственного долга существовал далеко не всегда. В частности, в том числе из-за отсутствия института государственного долга погибла Римская империя. Проблема Рима заключалась в том, что все государственные расходы покрывались из текущих налогов, механизма взятия в долг не существовало. Поэтому, когда на империю со всех сторон навалились варвары и понадобились деньги для уплаты войскам, эта операция в рамках тогдашней финансовой системы оказалось неразрешимой.

Когда государственный долг начал возникать — в итальянских коммунах и почти одновременно в феодальных монархиях, то причина этого долга была, естественно, одна — война. Что, в общем, было разумным. Государству во время войны требуются экстраординарные расходы, которые оно, хотя бы теоретически, способно возместить в мирное время.

К концу ХХ века госдолг стал общепринятым социальным институтом, и львиная его доля в демократических государствах уходит на социальные выплаты, что, конечно, внушает тревогу. Если государство занимает деньги на выплату пенсий, то непонятно, в чем здесь форс-мажор и что в будущем может произойти, чтобы этот долг был погашен из чего-нибудь, кроме новых заимствований.

Но тем не менее долги демократических стран — это долги, в которые государство влезло из-за избирателей. У петрократий типа Дубая или Абу-Даби долгов практически нет.

Россия при Путине в этом смысле оказалась совершенно уникальной страной. Получив 3,5 трлн нефтедолларов, она не только умудрилась их куда-то бесследно ухнуть, но и ее компании и банки задолжали 610 млрд долларов.

Притом что себестоимость добычи нефти повысилась с 2 долларов в «Юганскнефтегазе» при Ходорковском до 35 долларов в «Роснефти» при Сечине. Притом что мы стали строить трубопроводы по цене вдесятеро больше китайской. Притом что добыча «Роснефти» упала в 2014 г. на 7%, а «Газпрома» — на 11%.

Почему падает рубль? По очень простой причине.

Потому что люди, которые освоили 3,5 трлн долларов и заняли еще 610 млрд, люди, которые знали, что они живут за счет Запада в три конца: потому что они продают нефть и газ на Запад, потому что они занимают на Западе и потому, что все свои гигантские проекты по зарыванию денег типа «Северного» и «Южного потока» они осуществляют под предлогом снабжения Запада, — эти люди еще вытирали о Запад ноги и считали, что они могут это делать бесконечно.
http://www.novayagazeta.ru/columns/66753.html


Зачем нужен мне журнальчик
far_seeing
Буду краток.-А хер его знает.
Человек животное стадное,ему жизненно необхожимо строить социальные связи среди соплеменников, ещё важнее выделится чем либо среди них,выделяться можно чем угодно;одевать на себя разноцветное тряпьё самого непредсказуемого покроя и состава -мода однако,....можно разрисовать себя как островной папуас...то бишь колоть татуировки,.....можно купить красивую блестящую  машину в кредит и ездить на ней на работу, которая позволяет выплачивать оброк банкиру и блестеть машинкой перед сослуживцами,этих "можно" у хомосапиенса безмерное количество так же как безмерна человеческая глупость..